Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОД ЭТИМ КРЕСТОМ ПОКОИТСЯ ПРОТОИЕРЕЙ ВАЛЕНТИН АМФИТЕАТРОВ

 

ДНИ ОСОБОГО ПОМИНОВЕНИЯ ПРОТОИЕРЕЯ ВАЛЕНТИНА АМФИТЕАТРОВА

 

1/14 сентября

день рождения


25 апреля / 7 мая

день Ангела


20 июля / 2 августа

день блаженной кончины

22 МАРТА 2011 ГОДА

председателем Комиссии по канонизации святых был назначен викарий Его Святейшества епископ Троицкий Панкратий, наместник Валаамского монастыря.


Желаем епископу Троицкому Панкратию успешно прославить протоиерея Валентина Амфитеатрова.
Все вопросы по не канонизации святого должны поступать к новому председателю комиссии по канонизации.
Адрес подворья Валаамского монастыря в г. Москве: 125047, улица 2-я Тверская-Ямская, дом 52 (Проезд до станции метро "Белорусская" Церковь во имя Прпп. Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев тел. (499) 251-59-05

 

БРАТЬЯ И СЕСТРЫ!

Дело подготовки к прославлению святого многотрудное. Прошу ваших святых молитв.

Елена Бочарова

НАСТАВЛЕНИЕ игумена Никона (Воробьева)

"Народ в своем подавляющем большинстве, - скорбел батюшка, - совершенно не знает христианства и ищет не пути спасения, не вечной жизни, а тех, кто бы помог ему что-то "сделать", чтобы сразу избавиться от той или иной скорби".
Приходящим к нему с подобным настроением людям он говорил: "Не хочешь скорбей - не греши, раскайся искренне в своих грехах и неправдах, не делай зла ближним ни делом, ни словом, ни даже мыслью, почаще храм посещай, молись, относись с милосердием к своим близким, соседям, тогда Господь и тебя помилует, и, если полезно, то и от скорби освободит".

ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Праведник во веки живет (В сердце Московского Кремля)

 

Как тяжело и одиноко бывает на душе в наше время, полное опасных перемен, постоянных тревог за судьбу своих родных, близких, знакомых, за судьбу страждущей России. Часто кажется, что и голову негде приклонить, что не найти нигде помощи, мудрой поддержки. Нередко человек нуждается в том, чтобы кто-нибудь его направил на истинный путь, ободрил словами веры и надежды или просто утешил.

Нам иногда кажется, что мы осиротели и что уже никому нет до нас дела. Но это не так. Господь, неустанно пекущийся о спасении всех, во все времена посылал в мир достойных пастырей, осеняя их особенной благодатью, и через них проявлял чудодейственную силу своего всемогущества и всеведения.

Вспомним светильников земли Русской ХIХ-ХХ столетий - преподобных Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, святого праведного Иоанна Кронштадтского, мучеников и исповедников за веру православную. Они невидимо молятся за нас, но и нам надо чаше обращаться к ним за помощью, просить их заступничества.

Серафим Саровский еще до праведной своей кончины говорил: «Когда меня не станет - вы ко мне на гробик ходите! Как вам время, вы идите - и чем чаще, тем лучше. Все, что есть у вас на душе, что бы ни случилось с вами, придите ко мне, да все горе и приносите на мой гробик! Припав к земле, как к живому, все расскажите, и услышу я вас, вся скорбь ваша отлетит и пройдет! Как вы с живым всегда говорили, так и тут! Для вас я живой, есть и буду во веки!»

«Яко к целебному источнику, притекаем к тебе, Амвросие, отче наш...» - поется в тропаре преподобному Амвросию, великому старцу Оптинской обители. Особенной радостью и надеждою наполняется сердце, когда призываешь это святое имя угодника Божия, молящегося за всех пред Престолом Вседержителя и избавляющего нас от напастей, скорбных обстояний.

Весь православный верующий народ чтит память «всероссийского батюшки» Иоанна Кронштадтского. Всю свою праведную жизнь посвятив служению Богу, обладая великим даром безграничной христианской, сострадательной любви к людям, он и по блаженной кончине своей до сих пор помогает тем, кто нуждается в его покровительстве. «Что вы бегаете ко мне, - говорил приезжавшим к нему москвичам Иоанн Кронштадтский, - у вас в Москве есть свой великий пастырь, отец Валентин, который лучше меня, к нему и обращайтесь».

Не зарастает народная тропа к месту захоронения на Ваганьковском кладбище протоиерея Валентина (Амфитеатрова), «Московского утешителя и чудотворца». Его могила — блаженное место тишины и покоя. Здесь оставляются невзгоды, неприятности. Отсюда многие уходят, унося радость, надежду, успокоение. Иные получают исцеления от болезней, о чем свидетельствуют тут же, с благодарностью призывая имя великого пастыря.

Родился Валентин Николаевич Амфитеатров 1 сентября (по старому стилю) 1836 года в селе Высоком Кромского уезда Орловской губернии. Он происходил из древнего прославленного рода, давшего России таких известных иерархов Церкви, как Филарет, митрополит Киевский и Галицкий (1779-1857) и преосвященный Антоний, епископ Казанский и Свияжский (1815 - 1879).

Отец его, протоиерей Николай, был озарен Божьей благодатью. К нему отовсюду, даже из других губерний, приходили увечные, хромые, больные. Всех он принимал, о всех заботился. Сам самовар ставил. Бывало, до тех пор не отпускал от себя страждушего, пока тот совсем не оправлялся. Поил и лечил разными травами, растирал, засучив рукава, так что многие тогда получали исцеления.
Мать свою Анну отец Валентин сам называл святой женщиной.

Воспитанный благочестивыми родителями, Валентин Николаевич, продолжая традиции своей семьи, посвятил свою жизнь духовному служению Православной Церкви.

Среди лишений укреплялся он духом веры и надежды на всесильную помощь Божию. «Я учился с сальным огарком и нуждался часто в самом необходимом», - так он рассказывал об отроческом и юношеском периоде своей жизни.

Его учебный путь начался в Орловской духовной семинарии, затем продолжался в Киевской семинарии и в Московской Духовной академии, где отец Валентин получил звание кандидата богословия.

Пройдя весь курс высших духовных наук, вполне изучив древние языки, он пошел по пути самосовершенствования. Жажда познаний настолько была велика, что он сам изучил 10 новых языков.

Масса иностранных книг и изданий покупалась и прочитывалась им, так что составилась у него большая всесторонняя библиотека — собрание весьма важных и ценных экземпляров духовной и научной литературы. С любовью относился отец Валентин к своим книгам и говорил: "Это все друзья мои".

Руководя многочисленной паствой, исцеляя, наставляя, утешая, он находил время для авторских занятий, составлял проповеди и писал духовные сочинения. Им были написаны «Библейская история Ветхого и Нового Завета», «Великий пост. Духовные поучения» (1910 г. ), «Духовные беседы, произнесенные в Московском Архангельском Соборе в 1896-1902 годах» (1909 г.), «Воскресные Евангелия. Сборник проповедей» (1910 г.), «Очерки из библейской истории Ветхого Завета (от Иисуса Навина до воцарения Давида)» (1919 г.) и другие. Некоторые из трудов были изданы уже после кончины автора. На протяжении многих лет он работал над историей богословия, но труд этот не смог закончить при жизни. К сожалению, многие рукописи отца Валентина сгорели в 1970 году при пожаре в доме, где они хранились, в Очаково.

По окончании академии Валентин Николаевич был рукоположен во священника и первый приход его бы в храме Благовещения в Калуге. Женился он на Елизавете Ивановне Чупровой, сестре профессора Московского университета А. И. Чупрова. Здесь, в Калуге, в 1862 году у них родился сын Александр, будущий русский писатель и публицист. Позднее родились три дочери Александра, Любовь и Вера. Отец Валентин рано овдовел и всю оставшуюся жизнь посвятил пастырскому служению. Воспитанием детей занялась сестра жены Мария Ивановна Чупрова.

За ревностное и истинное служение он вскоре был переведен в Кафедральный Собор города Лихвина Калужской губернии в сане протоиерея, потом был назначен смотрителем духовного училища в Мещевске. В 1871 году протоиерей Валентин занял должность законоучителя в Московской учительской семинарии, позже в Московском казенном реальном училище.

Самый плодотворный период деятельности отца Валентина, его всероссийская слава связаны с духовным служением в Москве, которая как сердце России должна была бы цвести православием и благочестием. Но между тем язва пороков и заблуждений уже широко начала в ней распространяться. Нужна была особенная благодатная помощь, чтобы возродить в ней угасающую духовность.

И Господь, вопреки всем стараниям темных сил, послал на поле брани истинного христианского пастыря, руководителя и наставника для очищения, просвещения и возрождения словесного стада Христова, душу свою полагающего за ближних своих.

Отец Валентин поселился с семьей в маленьком домике на высоком берегу Москвы-реки, недалеко от Смоленского рынка. Приход ему был определен в церкви святых равноапостольных Константина и Елены, что располагалась у стен Кремля в Тайницком саду. (1)

Церковь Константина и Елены была еще мало кому известна, но с появлением благодатного пастыря начала наполняться такой многочисленной разнородной толпой, что в большие праздники не вмещала всех жаждущих усладиться Богослужением. Всею пламенною душою молился отец Валентин, прося у Господа облегчения страданий всех, доверчиво и с любовью обращающихся к нему со скорбями и горестями. Просил утешить, успокоить, вразумить, облегчить физические боли, поднять со смертного одра.

Сюда приходили бедные и богатые. Никому пастырь не отдавал предпочтения. Самого недостойного и грешного человека он мог приласкать, прижав к отеческой груди, и, не спеша, с помощью Божьей, возвращал в стадо Христово заблудшую овцу. Страсти угасали, греховные навыки исправлялись, уступая место добродетелям.

С утра до ночи трудился пастырь, ни в церкви, ни дома не зная покоя. Службы совершались ежедневно, заканчивались около трех часов дня. Исповедь иногда продолжалась 17 часов. Служил батюшка один, без дьякона, точно на воздухе, озаренный светом благодатного сияния, всех любя, всех жалея. «Я тех беру, кого мне сам Господь велит взять», - говаривал отец Валентин.

Под сводами церкви находился чудотворный образ Царицы Небесной «Нечаянная Радость». (2) По разным местам России прошел слух о чудотворном образе и о дивном пастыре. Из отдаленных городов приезжали люди и поражались величию и прозорливости отца Валентина. Совершаемые по его молитвам исцеления, как яркие звезды, освещали жизненный путь скорбящим и обездоленным людям.

У Веры Александровны Мининой отец был при смерти, врачи обнаружили в его организме неизлечимое заболевание (рак). Несмотря на все их старания, болезнь прогрессировала и конец жизни был близок. Анна Зерцалова (З) - духовная дочь отца Валентина, видя беспокойство родственников больного, обратилась к нему за помощью, прося его святых молитв. «Хорошо, деточка (так он любил называть своих духовных детей), помолюсь за Александра», - сказал отец Валентин и ласково благословил ее.

Свершилось чудо. Больной исцелился по молитвам праведника. Врачи были удивлены, не зная, как объяснить скорое выздоровление безнадежного больного, тщательно обследуя его и уже не находя признаков болезни.

У Марии Викторовны В. разболелся палец, образовался нарыв. Пришлось обратиться к врачу. Палец порезали, вычистили, а боль не проходила. Не хотела она беспокоить батюшку, думала, что и так пройдет. Пришла Мария Викторовна в церковь. После обедни отец Валентин сам подошел к ней и крепко взялся за больной палец. Она сразу почувствовала, что боль утихла. Батюшка благословил Марию Викторовну и пошел дальше. Вернувшись домой, она сняла повязку, осмотрела палец и обнаружила, что рана затянулась и подсохла.

Отец Валентин обладал особым даром прозорливости. Одна вдова, находящаяся под особым духовным попечением пастыря, рассказывала такой случай. Как-то стояла она за обедней напротив алтаря и рассуждала: «Ну, положим, батюшка крупные мои поступки и дела знает, а вот, например, мелкие какие-нибудь, «с булавочную головку» разве может знать, это же невозможно». Подумала, да и забыла про свои мысли. Служба кончилась, отец Валентин вышел из алтаря и обращаясь к ней, спросил: «Нет ли у тебя булавки?» «Нет», - ответила она. «Ишь, как жалко, продолжал он. - Вот ведь нет у меня булавки, и булавочной головки нет». Не смогла вдова больше терпеть, бросилась батюшке в ноги, заплакала: «Прости меня, что я сомневалась в тебе. Теперь я твердо верю, что ты все знаешь». «Да за тобой меньше булавочной головки, все буду знать. Очень ты у меня мудреная, все хочешь по-своему, а этого никак нельзя», - ответил пастырь, ласково поднимая ее.

Одна женщина, подходя после службы к кресту, рассуждала про себя: «Батюшка другим дает просфорочки, а мне, конечно, не даст». Отец Валентин подал ей две просфоры, говоря: «Не только одну, даже две».

Но не только чудесами исцелений и особым прозорливым даром славился пастырь. Он всецело посвятил себя великому делу апостольского служения, спасая души человеческие, вырывая их из терния грехов и пороков.

Отец Валентин был ревностным проповедником слова Божия. Это была красивая, живая речь, охватывающая душу. Слушая проповеди, многие получали ответы на свои сокровенные думы, другим раскрывались верные пути к разрешению жизненных затруднений. Проповедник убедительно обличал гордость, лицемерие, пороки, гнездящиеся в глубинах человеческих сердец, восхвалял и поднимал на высоту такие добродетели, как терпение, смирение, кротость, любовь. «Ни животом, ни едой спасайте свои души", - бывало скажет отец Валентин. «Господу нужно наше горячее сердце, а не наружное пощение и лицемерное хождение по церквам. Это все ханжество и заблуждение. Пусть в тебе любовь будет да милосердие, а не наружная пустая набожность» (4).

Анна Никитична Львова, долгое время тяжело болевшая, удостоилась дивных благодатных видений и небесных откровений. Старец-монах, являвшийся ей, рассказал больной о величии ее духовного покровителя отца Валентина. Он говорил, что батюшка перед неделей своего служения в храме, берется на небо и возвращается в сопровождении светлых юношей. Старец заранее сообщал ей тему следующей проповеди отца Валентина, и ухаживающая за больной Елизавета Васильевна Воскресенская, духовная дочь батюшки, приходя в церковь, убеждалась в истинности явления. Отец Валентин, узнав о видении Анны Никитичны, передал больной через ее духовника отца Платона книгу «Размышления христианина, посвященные Ангелу Хранителю на каждый день», давая понять, что ей являлся Ангел Хранитель в виде монаха, так как монашеский чин на земле — это чин ангельский.

Недолго паства наслаждалась служением отца Валентина в церкви «Нечаянной Радости» или святых равноапостольных Константина и Елены. Действием Промысла Божия, все направляющего ко благу и спасению людей, он был переведен в Архангельский Собор Московского Кремля и назначен настоятелем.

Собор, мало кем посещаемый, вдруг наполнился множеством молящихся. Вся паства отца Валентина перешла сюда вместе с ним.

В каком бы храме ни служил отец Валентин, его молитвенное возношение способно было озарить души пламенной верой и надеждой, смягчить сердца. Он высоко ценил ту горячую любовь к нему, которую проявляли прихожане, радуясь, что брошенное им семя веры и добра падает на плодотворную почву, и с еще большей энергией принимался за труднейшую работу духовного руководства.

С назначением отца Валентина в Архангельском Соборе началась новая, не похожая на прежнюю, жизнь. Небрежность, невнимательность служащих Собора к своим обязанностям так глубоко укоренились здесь, что требовались большие усилия для наведения подобающего порядка.

Здесь было четыре дьячка, которые привыкли служить наскоро, но теперь приходилось вычитывать и петь не спеша, с благоговением. Отец Валентин строго следил за правильным исполнением церковной службы. Начался тайный ропот. К тому же незаурядный талант и широкая известность пастыря вызывали у некоторых зависть и раздражение. Из-за этого отцу Валентину чуть было не пришлось расстаться с Собором. Но Собор скоро был объявлен придворным, что избавило настоятеля от многих неприятностей и канцелярских придирок.

Отец Валентин приезжал в Собор в 8 часов утра, начинал утреню. В это время исповедывал. Исповедь продолжалась в обедню. Он доходил иногда до полного изнеможения. На исповедь батюшка брал не по очереди. «Вот этого или вот эту мне и нужно», - скажет он и выберет кого-нибудь из толпы. Многим батюшка сам перечислял их грехи, другим коротко рассказывал всю их жизнь. «Я знаю день твоего рождения и день смерти», - так сказал он одной своей исповеднице.

Прославился Архангельский Собор, зажглись бесчисленные свечи, озарив окутанные сумраком драгоценные святыни чудотворных икон и мощей угодников Божиих. Большой образ Царицы Небесной «Благодатное Небо» дивно глядел на верующих, как бы возвещая о том, что Она Сама невидимо пребывает в этом храме. Пастырь, воздевая руки к Божией Матери, обращался к Ней словами акафиста, устремляя дух к горнему миру. И Она, внимая мольбам Своего верного служителя, озаряла всех лучами Своей благости и милосердия.

Даже гробница Иоанна Грозного, находящаяся справа от алтаря, и та стала привлекать к себе молитвенное внимание прихожан Собора. Многие верили, что царственный мученик отрок Димитрий, в благодарность за почтение памяти своего державного родителя, испрашивал у Господа помощь всем, отслуживающим по нему панихиду.

По мере того как продолжалось служение отца Валентина, росла и его слава чудотворца, спасающего молитвой и таинствами людей. У А. М. Бутлакиной появилась на лице рожа. Лицо сильно опухло. Батюшку попросили за нее помолиться. Он дал рубль и попросил отнести больной. Женщина стала прикладывать рубль к лицу, и сразу почувствовала облегчение. Через несколько дней рожа прошла.

Дмитрий Григорьевич Савостьянов сильно заболел, даже думал, что на следующий день не сможет подняться с постели. Прочитав акафист преподобному Серафиму Саровскому, он уснул. Во сне явились ему преподобный Серафим вместе с отцом Валентином, благословили больного. Проснулся Дмитрий Григорьевич совершенно здоровым.

Надежде Николаевне Фон-Миних однажды батюшка показался в такой духовной красоте, весь сияя небесным светом, что она не могла оторвать от него пораженного взора. Отец Валентин пристально посмотрел на нее и промолвил: «Какая ты у меня красавица, такой и будешь на Страшном Суде, а каким ты меня сейчас видишь, таким я буду в Царстве Небесном». После этих слов он принял прежний вид.

Невозможно описать все чудеса исцелений и дивного заступничества пастыря, так как каждый день ознаменовывался новыми проявлениями его благодатной силы. Но исцеляя, врачуя, исправляя, многих поддерживая в нужде, отец Валентин всячески старался избегать суетной славы людской, любил оставаться в стороне, без огласки его дел и восхваления.

Многие годы священствовал протоиерей Валентин в Архангельском Соборе. Вся его жизнь была посвящена заботе о многочисленной пастве. Служа в храме, он продолжал работу дома, принимая посетителей, отвечая на безчисленные письма и телеграммы. Здоровье его стало постепенно ослабевать. «Душа окружена угнетающими мыслями за будущую судьбу моих детей», - писал он своему ближайшему родственнику А. И. Чупрову.

Преосвященный Иосиф Воронежский, знавший о жизни и трудах московского пастыря, пророчески говорил: «Как бы ему не надеть такой же схимы, как у меня». В марте 1902 года отец Валентин потерял зрение, как и почитавший его старец Иосиф. Пришлось оставить служение в храме.

Тогда открылись для всех двери батюшкиного дома. Превозмогая мучительный недуг, он в течение шести лет продолжал свой пастырский подвиг, отдавая последние силы служения людям. Его помощницей в многотрудной деятельности была младшая дочь Вера, которая жила с отцом до конца его жизни, являясь секретарем и ближайшим другом.

Страждущие и больные, обращающиеся к нему, как и прежде, получали выздоровление, скорбящие - утешение и радость. Бедствующие и нуждающиеся не уходили без его милости и особого о них попечения.

В пятницу 18 июля 1908 года батюшка принимал у себя в последний раз, прощаясь с возлюбленной паствой.

20 июля (по старому стилю) 1908 года протоиерей Валентин Николаевич Амфитеатров тихо и мирно почил в Господе.

Во время прощального шествия с телом почившего батюшки в храм Николая Чудотворца на Щепах переулки были заполнены народом.

После окончания Всенощного бдения приходской священник, сострадая великому горю собравшихся, стоящих у гроба людей, чтобы сколько-нибудь утешить их, несколько раз поднимал воздух (5), давая в последний раз увидеть дорогое лицо всеми любимого пастыря.

На следующий день после Литургии состоялся чин отпевания почившего. Служили два Преосвященных Владыки. Священники и дьяконы приехали отдать последний долг усопшему.

После отпевания гроб пастыря обнесли вокруг храма, и многолюдная процессия направилась на Ваганьковское кладбище. Пройдя во святые врата кладбища, шествие остановилось для служения литии. В это время духовный сын отца Валентина Дмитрий Григорьевич Савостьянов случайно посмотрел на небо. Он увидел, что небеса отверзлись и безчисленное множество ангелов с трепещущими крыльями готовились принять душу праведника, чтобы отнести ее в райские обители. Закончилась лития, исчезло дивное небесное знамение.

Дмитрий Григорьевич был одним из несущих гроб батюшки к приходскому храму Николая Чудотворца. Во время шествия горячий воск от свечи вылился Дмитрию Григорьевичу на голову, нисколько ему не повредив. Он легко снял воск с головы, удивляясь явному чуду и милости Божией по молитвам его усопшего пастыря.

Похоронили батюшку, согласно его завещанию, рядом с могилой его супруги. Над местом захоронения был поставлен большой дубовый крест.

Чудеса исцеления, великое заступничество пастыря не прекращались и после его блаженной кончины. Одна старая женщина, по имени Матрона, исцелилась, взяв воск со свечи, зажженной на могиле отца Валентина, вскоре после кончины. Ей вошла в руку игла, которая причиняла сильную боль. На ночь она приложила воск к больной руке, завязала повязкой и уснула. На утро она обнаружила, что игла вышла на воск, как бы притянутая магнитом. Боль прекратилась.

У Петра Тимофеевича Кузнецова в июле 1910 года появились признаки холеры. Его мастер Алексей Иванович отправился на могилу батюшки, взял листики с липы, растущей рядом, залил горячей водой и дал пить больному. Петр Тимофеевич сразу исцелился.

Девица Евгения страдала зубной болью. Она пошла на могилу к отцу Валентину, приложила воспаленную щеку к рыхлому снегу и помолившись сказала: «Не отойду,  пока не поможешь мне». Боль ее утихла.

Павла Бородина долго не могла найти работы и очень сокрушалась, находясь в бедственном положении. От своих знакомых она узнала, что два года назад скончался великий пастырь, который при жизни своей и по кончине помогает всем обездоленным. Она пошла к батюшке на могилу и попросила его о помощи. В этот же день, к вечеру, к ней пришла знакомая и предложила поступить мастерицей в белошвейное заведение Лебедевой-Демидовой. Павла с радостью приняла предложение, так как была по специальности белошвейкой.

Шли годы, менялись события, поколения, но не иссякал поток людей, стремящихся на Ваганьковское кладбище к месту захоронения праведника. Не угасала в сердцах память о дорогом пастыре, которого с любовью называли «Московский утешитель».

В 30-е годы ХХ столетия безбожная власть глумились над могилой отца Валентина. Ее сначала зацементировали, чтобы люди не могли брать горсточки земли, считающейся целительной. Потом вырвали крест, срыли могильный холм, сломали ограду. Уничтожили также могилы супруги батюшки - Елисаветы Ивановны и родственницы Марии Ивановны Чупруновых. Для устрашения верующих здесь дежурили специальные люди «в штатском», которые запрещали собираться и молиться на могиле отца Валентина.

В 40-х годах здесь был образован целый участок братских захоронений воинов, защитников Москвы. Вопреки запретам и беззаконию продолжалось благоговейное  почитание праведника. Те люди, которым батюшка был дорог, и кто нуждался в его помощи, часто тайком приходили на Ваганьковское кладбище и приводили своих детей. Они показали то место, где когда-то стояли кресты протоиерея Валентина и его родных. Одна из сорока плит братских захоронений и до наших дней в народе почитается как чудотворная могила батюшки.

По милости Божией к 90-летию со дня кончины протоиерея Валентина среди Братского мемориала, согласно разрешениям государственных инстанций, курирующих кладбище, среди братского мемориала над местом захоронения батюшки представителями Московской патриархии был установлен крест протоиерею Валентину (согласно научным исследованиям).

Здесь тихо и отрадно. Летают голуби, они почти ручные. Могила украшена цветами, еловыми ветвями - дар благодарной любви. Здесь врачуются скорби, разрешаются многие проблемы, а самое главное - исцеляются души.

(1) Церковь Константина и Елены в нижнем Тайницком саду Кремля, в юго-восточном углу близ Константино-Еленинской башни. Церковь документально известна с 1627 года. Разрушена в 1928 году. В 1989 году на месте храма построили современное здание 9-го управления КГБ, занимающегося охраной правительства. (Петр Паламарчук “Сорок Сороков, том 1. Кремль и монастыри", с. 93-94.)

(2) В наше время чудотворная икона Божией Матери «Нечаянная Радость» из церкви святых равноапостольных Константина и Елены хранится в московском храме Пророка Божия Илии в Обыденском переулке.

(3) Анна Ивановна Зерцалова - автор книг о жизни протоиерея Валентина Амфитеатрова, таких как «Подвижник веры и благочестия» (1914 г.), «Истинный пастырь Христов» (1910 г.), «Светильник Православия» (1912 г.), «Краткое жизнеописание выдающейся пастырской деятельности бывшего настоятеля московского придворного Архангельского Собора протоиерея В. Н. Амфитеатрова» (1910 г.). Чудеса исцелений, прозорливости и другой материал из этих источников использованы мною для написания данной статьи.

(4) Зерцалова А. И. «Краткое описание выдающейся пастырской деятельности бывшего настоятеля московского придворного Архангельского Собора протоиерея В. Н. Амфитеатрова.» М., 1910. с. 29-30.

(5) Воздух - покров, означающий ткань, которым была повита Глава Спасителя во Гробе. Воздухом принято покрывать лицо усопшего священника во гробе (от автора).

Елена Бочарова.